Страница загружается

Главная Тематики Политика Почему штаты "ненавидят" Путина и почитают Навального? Ответ в теме: Почему штаты "ненавидят" Путина и почитают Навального?

#8016

disman3
Участник

[B]Некоторые подробности и комментарии ко второму топику автора.[/B]
. Я рассказывал суть происходящего 22 августа 1991г. позади от Лубянки, где располагалось приёмное отделение КГБ по Москве и области (спустя месяц после выхода статьи которое «кое-кто» разгромил как бы его по делу Голунова, показав свою власть и «умение жить» супротив «тявканья» средств массовых информаций и disman3 c интернет). Если кому-то интересно, то можно узнать кое-какие детали и о происходившем тогда.
. Автор занимался политикой ещё в ВУЗе, где готовили специалистов для подмосковного ЦУПа, НПО «Энергия и проекта «Буран», печатаясь в её газетёнке, поэтому появление рядом с приёмным отделением ФСБ не было какой-то случайностью. Ещё в первый день «революции» был рядом с Белым Домом, где видел всё от начала и до конца. Сумбур и непонятки, возникшие после просмотра телевидения с «Лебединым озером», сменились ощущением обманутости и «тёмной воды» после выступления Ельцина и Попова. Уходя подошёл к центральному подъезду, где ещё толпились люди. Абсолютнейшая толстозадая ФСБшница, стоя спиной к входу, «зачем-то» записывала фамилии подошедших в какую-то тетрадь в клеточку. Стою и наблюдаю безучастно. Как только «напор» из «патриотов» прекратился, то она, как бы общаясь с другой бабой, начала прибздевать: «Это для охраны. У нас есть автоматы, их нужно раздать». Поскольку был лучшим в школе из всех видов вооружений: калаш, мелкашка и духовушка, что даже приезжала комиссия для определения меня в снайпера, неплохо садил в тире у отца из Тотоши, то тут же заинтересовался и так же записался. Крыса стала шериться и как Ленин с хитрецой ко мне: «И место прописки скажешь?». Я заржал над её «умом» и как сын высокопоставленных родителей с вызовом всем окружающим раскрыл подробности. Все тут же «потухли» и потеряли интерес к моей личности. Иду назад к метро, а стоящие на мосточке мужички, завидев молодого и красивого в строгом костюме, тут же заорали и заулюлюкали. С неохотой возвращаюсь и подхожу узнать чего надо. «А ты тут чего делаешь?». С недоумением и вызовом спрашиваю что им нужно. Ничего, ничего, мы просто так. На следующий день с «Красных Ворот» иду пешком до Лубянки «посмотреть на народ». Всё как обычно. В кои-то веки распогодилось и даже стало тепло, что все счастливо хлопочут. Подхожу к приёмной, а там, несколько в стороне, с обиженными лицами и тупыми мордами собралось несколько десятков человек. Подхожу и слышу часть разговора: «Они соберут своих, а мы своих». «…». «Успеем, ничего страшного. Тут много наших дежурит». Толпа увеличивалась в течении 40-ка минут и достигла порядка 100-150 человек. Тут всё и началось. В яркий и солнечный день внезапно зажёгся свет (!) в самом дальнем подъезде, поэтому стоявший поодаль народ с недовольным стоном попёр туда, и «всё завертелось». Когда на четверть разбили красную аккуратную табличку приёмного отделения ФСБ, то с жадностью 7-10 из них бросились подбирать осколки, причитая, что после они будут стоить дороже Берлинской стены. Спустя несколько часов толпа недовольных СССР «настоящих демократов» едва достигала полутра сотен, что многие любопытные прохожие, видя отсутствия действия и какого-то желания «бунтарей», стали расходиться.
. На женских форумах второй топик автора был воспринят как рассказ о его воровстве на хлебозаводе. Чтож, придётся дать некоторые разъяснения. Мы изготавливали лишь только чёрный хлеб, а сколько вы всей семьёй его едите в месяц? Может пару батонов или чуть больше. Вот и подсчитайте, сколько необходимо продуктовых магазинов для распространения 1.200.000 «левой» продукции, не считая, которая нужна для отчётности перед государством. Думаю, что скажете: «Да в Москве столько и нет, как же тогда «учтённая продукция?». Окажетесь правы. Обслуживали и область, что даже попики из Загорска специально приезжали на другой конец Москвы. Крали не только мелкими контейнерами по 250 буханок, что работягам приходилось делать очень напряжённо корячась, т.к. это не предусматривалось технологией погрузки (приходилось сходить с заводского конвейера и вставать прямо к жаркой печи и нагибаясь собирать хлеб; двигать ржавые контейнеры с дрянными колёсиками на пупе, а не по рельсам). Но и подходили к нам и жалобным голосом, полушёпотом: «Дай, дай». Засовывали под рясу несколько супер горячих и влажных буханок и воровато оглядываясь несколько раз бегали к машине прятать «добычу» в моторный отсек. Таким образом вся без исключения работающая Москва и область были ворами , но работяги получали ещё один оклад к зарплате, т.е. 3-5% от «похищенного», а остальное получало КГБ, парткомы и «начальство». При этом «начальство» зорко следило за работягами, чтобы те не воровали, а работали, беря с них письменное свидетельство в лояльностии к себе и «системе» — уже составленную объяснительную, где необходимо поставить подпись и число «кражи».